Почему в Танзании надо побывать хотя бы раз в жизни

Побывать в Танзании означает очутиться в центре национального парка Серенгети, увидеть львов, зебр, буйволов, слонов в дикой природе – и оставить там свое сердце

«Мадам Пономаренко, хотели бы сообщить вам, что пришли слоны». Я не успеваю дослушать фразу до конца, кричу «спасибо!» в трубку и спешу к бассейну. Напротив него – озеро, куда приходят на водопой животные: зебры, буйволы и слоны. Чтобы туристы не пропустили это зрелище, в каждом номере Four Seasons Serengeti Safari Lodge есть экран, который транслирует изображение с веб-камер, расположенных у водопоя. Но сотрудники, заметив, что я за обедом не могла оторвать глаз от слона, забредшего к озеру, решили показать мне целое стадо животных.

Джастин Стивенс, управляющий отелем, говорит, что гости возвращаются в Four Seasons Serengeti Safari Lodge по два-три раза в год. Просто потому, что ни один день в Африке не похож на предыдущий. «Никогда не знаешь, какие сюрпризы приготовит саванна», — добавляет он.

Главное – не капитулировать на этапе подготовки к поездке. Во-первых, нужно оформить визу (с ней как раз несложно: подача, оплата и получение – в режиме онлайн). Во-вторых, сделать прививки. Из Four Seasons любезно сообщили, что понадобится вакцина от желтой лихорадки. Прививка делается быстро, дискомфорта не вызывает, иммунитет пожизненный, но формируется 10 дней. Поэтому о ней стоит позаботиться заранее, а справку о вакцинации вложить в паспорт: весьма вероятно, что ее потребуют на границе. В-третьих, взять лекарства. Танзания находится в зоне распространения малярии. Заразиться можно через укус малярийного комара, но вылечиться просто, если не игнорировать высокую температуру. Таблетки от малярии я взяла с собой. Чтобы избежать укусов, надо пользоваться инсектицидами – теми, на которых есть пометка «Тропики». Таких не найти в украинских аптеках, да и за границей это редкость. Для меня их разыскивали в Бордо, Риме, Стокгольме – безуспешно. Впрочем, в ванной отеля и в экскурсионном джипе флакончики репеллента есть всегда.

Следующий этап – гардероб. Отель присылает рекомендации, касающиеся одежды, из которых становится ясно: сафари-стиль – это не выдумка дизайнеров, а предельно практичная, оправданная униформа. В гардеробе должны быть светлые или цвета хаки вещи из натуральных тканей, закрывающие руки и ноги (это защитит от укусов насекомых и палящего солнца). Одежда синего и черного цветов запрещена: почему-то именно темные оттенки привлекают мух цеце. Предпочтительны льняные сорочки, брюки изо льна или светлого денима, хлопковые куртки с накладными карманами – чтобы положить телефон, power bank, бальзам для губ и санскрин. Ведь руки должны быть свободными — чтобы беспрестанно фотографировать происходящее.

Идеальная обувь для сафари – светлые замшевые desert boots. Пригодится шелковый платок или шапка-бини: шляпа выглядит эффектно только в «Инстаграме», на деле ее придется постоянно придерживать рукой, чтобы не улетела. Ошибку Мелании Трамп, которая как-то явилась в Африку в пробковом шлеме колонизатора, тоже повторять не нужно.

Лететь в Серенгети долго, но увлекательно: будто путешествуешь по сказкам Чуковского — через Занзибар до Килиманджаро, потом переезд на машине до Аруши и финальный отрезок пути до Серонера – на небольшом самолетике, который перед взлетом техникам приходится подталкивать. В аэропорту Серонера нас встречает гид по имени Диксон – вылитый Уилл Смит. Диксон не пользуется GPS, а передвигается по саванне по памяти; он разбирается в растениях и животных, знает повадки всех хищников, способен увидеть гепарда на расстоянии километра и говорит на четырех языках, включая японский. У джипа – раскладной столик со скатертью масаи, шампанское, орехи. Рядом прыгает птичка, которой я тут же пытаюсь скормить кешью, но Диксон говорит, что это запрещено: животные разучатся добывать еду и попадут в зависимость от человека.

Наконец мы едем в отель. По пути я фотографирую какого-то птенца, застывшего у дороги, и тут слышу: «Зебры!» В голове проносится мысль: «Какие могут быть зебры – мы в двух шагах от аэропорта». Но так и есть: они невозмутимо пасутся на расстоянии вытянутой руки. Не успеваю отойти от потрясения, как по левому флангу обнаруживается слон. Настоящий дикий слон. И еще два. А за ними – слоненок.

Десять минут спустя мы минуем реку, у которой висит знак «Проезжать без остановок». Но когда мы слегка притормаживаем, я вижу длинное бревно, которое оказывается крокодилом. А на заднем плане – две глянцевые круглые спины: в реке нежатся бегемоты. В этот момент мне кажется, что увидеть больше уже невозможно, что миссия выполнена и можно ехать домой.

Но домой нельзя никак: нас ждет самый роскошный отель Танзании. Захожу в номер — и замираю от восторга. Помимо террасы с личным бассейном у меня еще и личные зебры. Ну как личные: пасутся огромными стадами – любуйся сколько хочешь. В глубине номера — ванна, и из нее тоже можно наблюдать за животными в режиме нон-стоп.

За обедом я встречаю дасси (капских даманов) – грызунов, схожих с морской свинкой, только размером с упитанного кота. Их тоже кормить нельзя. После очередного запрета я наконец осознаю простую и важную вещь: люди здесь – в гостях у дикой природы. Лодж Four Seasons расположен прямо посреди национального парка. Оград нет, животные чувствуют себя как дома. В отличие от лоджей поскромнее, гости тут передвигаются не по земле (это запрещено), а по деревянным помостам. Висят памятки: «После заката не ходить по территории в одиночку – только в сопровождении масаи». Масаи в Four Seasons – самые настоящие воины, в накидках-шука, с ножами в длинных ножнах и копьями, способные одолеть льва. Возвращаясь после ужина в их сопровождении, мы светски интересуемся: «Скажите, за последние десять лет случалось, что на территорию отеля забредал хищник?» – «Конечно, — невозмутимо кивает масаи, — на днях на помосте отдыхал леопард».

@justinstevensphotography

На мою территорию частенько наведывается бабуин. Деловито дергает раздвижные двери, пытаясь зайти внутрь, беззастенчиво съедает фрукты, забытые на террасе. Ведет себя по-хозяйски, и временами становится немного стыдно запирать от него дверь. Но если этого не делать, то можно остаться без телефона, украшений и очков.

@justinstevensphotography

В один из дней стоит подняться до рассвета, чтобы с воздушного шара увидеть восход солнца. Serengeti Hot Air Balloon Safari – это самый незабываемый опыт, который только может случиться в Африке. Раннее утро, еще прохладно, а ты мягко и бесшумно летишь над землей, наблюдаешь за степными лисицами и рассматриваешь разбегающихся врассыпную газелей Томсона. В какой-то момент шар пролетает над извилистой речкой Серонерой, в которой чернеют спины сотен бегемотов. Из-за горизонта появляется солнце, шар отбрасывает тень, и кажется, что весь мир – у ног. Собственно, так оно и есть.

Serengeti Hot Air Balloon Safari – это возможность любоваться животными и пейзажем с небольшой высоты. В утреннем свете фотографии и селфи получаются особенно впечатляющими

После приземления воздухоплаватели по старинной традиции поднимают по бокалу шампанского, а затем всех ждет английский завтрак: в тени огромных акаций, с хрустящими скатертями, медными кувшинами для омовения рук и приветственными возгласами «Маиша Марефу» — так на суахили звучит Cheers.

Serengeti Hot Air Balloon Safari

Кульминация поездки – ужин в буше. Мы приезжаем в саванну, садится солнце. Горит костер, вокруг расставлены стулья с наброшенными на спинки пледами, на скале стоят фонарики, в которых трепещут язычки свечей, стол сервирован по всем правилам, команда поваров – в белоснежной форме и колпаках. Краем глаза замечаю человека, который выбивается из общей картины: он в униформе и вооружен автоматом — чтобы туристы не пострадали от зубов или когтей хищника. Разговоры у костра длятся, пока саванна не погружается во мрак, – и вдруг Джастин просит: «Посветите фонарем». Луч выхватывает из темноты горбатые силуэты четырех гиен. Они, конечно, тут же разбегаются, но этот эпизод обостряет все чувства. И еда, и вино кажутся еще вкуснее.

В такие моменты принято загадывать желания. Я загадываю свое – вернуться сюда снова. Чтобы застать Великую миграцию, когда многотысячные стада животных следуют за водой. Чтобы увидеть носорога. Сфотографировать поближе гепарда. Привезти сладостей детям в деревне масаи. Вновь испытать чувство, что ты – самый желанный гость на свете. «Африка вызывает зависимость», — как-то обронил Джастин. И он абсолютно прав.

@justinstevensphotography

Источник: vogue.ua

Let's roll

Post Author: Let's roll

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *